МЕЦЕНАТЫ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА ГМИИ им. А.С. Пушкина

Щукин С.И., 1906г.

Морозов И.А., 1906г.

МЕЦЕНАТЫ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА

На рубеже ХIХ и ХХ столетий развернулась коллекционерская деятельность представителей двух известных купеческих семей С.И.Щукина и И.А.Морозова. Оба они создали они из наиболее крупнейших и представительных галерей современного искусства, значение которых далеко выходило за рамки обычных частных собраний. Главный акцент собирательской деятельности московских меценатов был сделан на коллекционировании передовых направлений французского искусства.

Знакомству с новейшими течениями европейской живописи русская публика обязана С.И. Щукину (1854-1936). Сергей Иванович происходил из семьи крупнейших предпринимателей, координировавших мануфактурную промышленность Москвы. Собирать современную западную живопись С. И. Щукин начал еще в конце 1890-х годов.  В выборе картин для коллекции Щукин предпочитал полагаться на интуицию. Сергей Иванович Щукин, заинтересовавшись творчеством какого-либо художника, собирал произведения, отражающие про­цесс становления и развития его искусства. Желание сосредоточиться на самом главном позволяло ему безошибочно выделять основную фигуру живописного направления, оставаясь постоянно на волне художественного процесса. Его первым серьезным увлечением стало искусство Моне. Вслед за Моне наступает этап увлечения  Сезанном, Ван Гогом и Гогеном. Но подлинной страстью собирательской деятельности С.И.Щукина стало искусство Анри Матисса. Можно сказать, что он первый открыл для русской публики этого живописца. В 1911 году по приглашению Щукина художник посетил Россию. Остановившись в доме Щукина в Москве, он сам развесил свои полотна.  Нужно было обладать определенной смелостью, покупая в те годы картины Матисса, не принимав­шегося всерьез публикой и критикой.

Но еще большей смелостью следовало обладать, чтобы решиться на покупку произведений Пабло Пикассо.  Щукин настолько увлекся творчеством этого парижского испанца, что к 1914 году в его собрании насчитывалось уже пятьдесят одно полотно художника. Стремясь не отстать от стремительной эволюции своего кумира, интуитивно чувствуя его успехи в развитии нового живописного метода, Сергей Иванович первоначально в какой-то мере преодо­левал себя, покупая картины Пикассо, но магия художника настолько притяги­вала его, что, даже не понимая до конца всех происходящих изменений живо­писного стиля мастера, Щукин говорил: «...наверное прав он, а не я». Собрание Щукина можно было с пол­ным правом назвать музеем Матисса и Пикассо. Помимо Матисса и Пикассо Сергею Ивановичу удалось собрать лучшие произведения Андре Дерена и уникальные полотна Таможенника Руссо. Музей Сергея Ивано­вича Щукина был открыт для посещения публикой.

Иван Абрамович Морозов (1871—1921), младший сын могущественного клана владельцев тверских мануфактур, увлекся живописью еще в юности, в годы учебы в Высшей политехнической школе в Цюрихе. С 1900 года он сам пытался заниматься живописью, пользуясь советами Константина Коровина. Собирательскую деятельность И. А. Морозов начал с приобретения произведе­ний русских художников, но, как считается, под влиянием своего рано умершего старшего брата Михаила увлекся современной французской живописью. По­купка в 1903 году пейзажа Сислея «Мороз в Лувесьенне» положила начало блистательной коллекции. Обстоятельный и осторожный Иван Абрамович Мо­розов, покупая картины, прислушивался к мнению своих друзей — художников С. Виноградова, К. Коровина, В. Серова, что, безусловно, объяснялось желани­ем приобретать только исключительные по своим качествам произведения. Настоящим увлечением Морозова с 1905 года стали художники группы «Наби» — Боннар, Вюйар, Дени. С живописцами этого направления у Морозова установились наиболее прочные контакты. Дени и Боннар создали целые деко­ративные ансамбли, украсившие дом Морозова на Пречистенке. Так, в 1907 году Морис Дени создал свой лучший монументальный ансамбль на сюжет «Истории Психеи» (ныне — Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж) для украшения концертного зала в особняке московского патрона. Пьер Боннар, ставший любимым художником Морозова, в 1910 году написал для лестницы того же особняка триптих «Средиземное море» (ныне — Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж), а затем еще два панно на тему времен года. Морозову импонировало неброское искусство художников группы «Наби», но он не остался равнодушен и к более авангардным направлениям живописи XX века.

В 1907 году Сергей Иванович Щукин познакомил Морозова с Анри Матис­сом, исполнившим впоследствии по заказу последнего ряд выдающихся произ­ведений, в том числе «Марокканский триптих». В собрании Морозова было только три картины Пабло Пикассо, причем две из них относились к раннему периоду творчества художника, и только «Портрет А. Воллара», произведение огромной силы и мощи, воплотил в себе принципы кубизма. Морозов не сумел оценить кубизма, он приобрел этот портрет только из-за его сходства с ориги­налом.

Музей Ивана Абрамовича Морозова был менее доступен, туда попадали лишь избранные ценители. Конец собирательству Морозова и Щукина положил август 1914 года — начало первой мировой войны, а после событий 1917 года оба коллекционера ради спасения своих собраний передают их в дар Советской республике. Музей Щукина был превращен в Первый музей новой западной живописи, музей Морозова — во Второй музей новой западной живописи. Летом 1919 года И. А. Морозову удается получить разрешение на лечение за границей. Через Германию он отправился в Париж, а затем в Карлсбад, где вскоре и скончался. С. И. Щукин поселился во Франции, где прожил вплоть до своей смерти в 1936 году.